BGS Research
ГлавнаяНовостиОб агентствеУслугиКоординатыПрайсы и файлыПрактикаПроектыПубликации
   
       

к списку проектовк списку статей

В июне 2017г. специалисты маркетингового агентства «BGS research» провели в Екатеринбурге полевой этап общероссийского исследования РАНХиГС. Представляем один из результатов исследования.

Динамика «теневой» занятости работников.

Как правило, масштабы «теневой» занятости во многом определяет текущая экономическая политика государства. Экономическая нестабильность последних 3-4-х лет отразилась на падении доходов большинства населения. Стремление граждан компенсировать снижение своего дохода, недостаточность предложений официального трудоустройства с достойной оплатой труда вынуждает многих людей к поиску заработка в обход государства. И если в разгар экономического кризиса (2015-2016 гг.) снижение экономической активности граждан в официальной экономике сопровождалось небольшим падением рынка некриминальных «теневых» услуг или работ, то уже начиная с 2016 года социологические замеры отмечают оживление «теневого» сектора. В данном случае имеется в виду увеличение количества работников, которые не оформляют свои взаимоотношения с работодателями или уполномоченными органами как по основной или дополнительной занятости, так и при соблюдении всех формальных признаков получают какую-то часть зарплаты (дохода) в «конвертах». По данным исследования 2017 года, доля граждан, вовлеченных с различной интенсивностью в некриминальный «теневой» рынок труда в течение последнего года составляет 44,8% от общего количества занятого населения. Это примерно 33 млн работников, которые в течение одного года имели неоформленную работу (доходное занятие) или получали зарплату «в конверте»). Данные опросов, выполненных по аналогичной методике ранее, фиксировали следующие показатели вовлеченности работников в «теневой» рынок труда: в 2016 г. - 40,3%, в 2013 г. - 44,5%, в 2006 г. - 45,1%. Если рассматривать различные категории занятого населения (наемные работники, работодатели, самостоятельно занятые граждане и др.), то чаще всего самозанятые граждане не стремятся к оформлению своих трудовых отношений. Среди них 62,2% трудятся без официального оформления. Следует отметить, что приведенные данные охватывают работников, которые в течении последнего года имели постоянную или временную неофициальную работу, или разовые (эпизодические) необлагаемые доходы хотя бы несколько раз в год. Что касается постоянного включения в «теневой» рынок труда, то ежемесячно имели неоформленную работу (доходное занятие) или получали зарплату «в конверте» 31,4% ~23 млн (в 2016 г. - 28,8%) работников. В целом, как показывают полученные данные, рост «теневой» занятости по большей части обусловлен расширением неоформленной вторичной (дополнительной) занятостью граждан. За последний год число работников, имеющих неофициальную дополнительную работу (доходное занятие), возросло с 30,4% до 35,5%.

На рисунках 1-3 представлены данные опроса о доли работников, занятых неофициально в зависимости от формы включения в некриминальный «теневой» рынок труда.

Рисунок 1 - Доля людей, занятых неофициально на основной работе (в %)

Рисунок 1 - Доля людей, занятых неофициально на основной работе (в %)

Рисунок 2 - Доля людей, получающих постоянно заработную плату «в конверте» при наличии официального оформления (в %)

Рисунок 2 - Доля людей, получающих постоянно заработную плату «в конверте» при наличии официального оформления (в %)

Рисунок 3 - Доля людей, занятых неофициально на дополнительной работе (в %)

Рисунок 3 - Доля людей, занятых неофициально на дополнительной работе (в %)

Пока, судя по данным опроса, органам государственного управления не удается стимулировать работающих граждан выйти из «тени». Предлагаемые меры, в частности принятие закона о самозанятых или расширение безналичной формы расчета, не принесли должного эффекта. Во-первых, закон о самозанятости охватывает небольшую аудиторию самозанятых, во- вторых, граждане не стремятся к постановке на учет, так как не уверены в том какие дальнейшие действия ожидать от государственных органов управления. Кроме того, для многих самозанятость - это дополнительная форма дохода семьи, зачастую носящая эпизодический характер, поэтому стоимость права ведения самостоятельной деятельности им не по «карману». Что касается расширения безналичной формы оплаты, введения дополнительных бонусов, то здесь рынок «теневых» услуг не стоит на месте. Не редки случаи, когда при имеющихся возможностях безналичной оплаты гражданам предлагается приобретать какие-либо товары или услуги с большими скидками при условии оплаты наличными средствами. Поэтому пока потенциальные потребители услуг, товаров «теневого» сектора будут видеть финансовую выгоду, официальной экономике будет сложно конкурировать с «теневым» сектором. Другой интересный факт, который зафиксировали результаты социологического исследования. За последний год наблюдается снижение доли граждан, выбирающих работу исключительно с официальным оформлением в случае если бы они занимались поиском работы в настоящее время, с 67,7% в 2016 году до 52,4% в 2017 году. И, соответственно, рост доли работников, для которых статус занятости не имеет значения с 26,7% в 2016 году до 36,8% в 2017 году. Главное для таких работников – «чтобы платили деньги» (рисунок 4).

Рисунок 4 - Предпочтения занятого населения в случае поиска новой работы (в %)

Рисунок 4 - Предпочтения занятого населения в случае поиска новой работы (в %)

Подобная ситуация в очередной раз подтверждает значимость материального фактора при выборе места работы. Другие обстоятельства, непосредственно влияющие на привлечение граждан работать в официальной экономике, например, страх наказания при неуплате налогов или же предоставляемые государством гарантии занятости, социального и пенсионного обеспечения, для них вторичны. Таким образом, результаты мониторинга констатируют, что в современной нестабильной экономической ситуации наблюдается тренд на расширение вовлеченности граждан в «теневую» занятость. Наиболее заметно этот процесс происходит за счет работников, занятых дополнительной, временной работой.

* * *

Социологический опрос проведен Центром социально-политического мониторинга ИОН РАНХиГС с 15 по 23 июня 2017 года. Опрошены 1600 человек занятого населения в возрасте 18 лет и старше в 35 субъектах Российской Федерации по выборке, репрезентирующей работников основных видов экономической деятельности, занятых на предприятиях различных форм собственности, а также основные социально- демографические характеристики. Опрос проводился методом личного интервью («face to face») по месту работы или жительства респондентов. Данные опроса представлены в сравнении с результатами исследований, проведенных Центром ранее по сопоставимой методике.

А.Н. Покида, канд. социол. наук, директор Центра социально-политического мониторинга Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (e-mail: pokida@rambler.ru)

к списку проектовк списку статей